ОТКРЫТИЕ ПАМЯТНЫХ ЗНАКОВ ВОИНАМ ДНЕПРОПЕТРОВСКОЙ ФЛОТИЛИИ

На высоком берегу у деревни Теребень, установленная  флаг-мачта с двумя якорями у основания, напоминает о начале пинской десантной операции. Здесь корабли флотилии приняли на борт бойцов и под покровом ночи 12 июля 1944 года осуществили неожиданный для врага прорыв к Пинску. Во время этой операции погибли четыре корабля Днепровской военной флотилии…

Павел Белов — командующий 61-й армией, освобождавшей Пинск

Перед 61 армией под командованием генерал-лейтенанта П. А. Белова стояла задача овладеть Пинском. Подойти к городу не позволяли природные преграды – реки Пина, Припять, Ясельда и болота. К тому же оккупанты хорошо подготовили Пинск к круговой обороне. Город был окружен двумя линиями сплошных траншей. Все подступы к Пинску были заминированы.

Советское командование разработало операцию по освобождению Пинска с помощью десанта.  Командование Днепровской флотилии поставило перед 1-й и 2-й бригадой речных кораблей задачи по содействию войскам 61-й армии в овладении Пинском.

В 23 ч.50 м. корабли 1-й бригады приняв на борт около 600 бойцов и технику 1323 полка, а также десантный отряд моряков из района Лемешевич вышли к Пинску. Впереди колонны катеров следовал полуглиссер № 77 под командованием старшины 1-й статьи Г.Х. Алавердяна. С этого полуглиссера велась разведка берегов, с него же днепровцы успевали замерять глубины и показывать безопасный путь бронекатерам.

Бронекатера Пинской флотилии.

В голове отряда высадки шли пять бронекатеров: БК-2 (командир лейтенант Бураменский), БК-92 (лейтенант Чернозубов), БК-43 (лейтенант Евгеньев), БК-13 (лейтенант Сальников) и БК-93 (лейтенант Калиуш).

За ними следовали остальные бронекатера, корабли и суда, которые имели на борту артиллерию, минометы, боезапасы для первого эшелона десанта.

Ночь была темная. Река Припять на подходах к Пинску узка и мелководна. Порой тяжелогруженые корабли касались днищем грунта. Без единого выстрела корабли, оставаясь незамеченными противником, прошли во вражеский тыл и около двух часов ночи высадили всех бойцов десанта.

В чем же заключалась причина успеха высадки десанта в оккупированный немцами город? По словам командующего Днепровской флотилией адмирала Григорьева успех высадки превзошел все ожидания, «подтвердив правильность выбора времени и места, реальность нашего замысла». При этом в отношении места высадки в первоначальный план были внесены небольшие коррективы.

Дело в том, что разведчиков, шедших впереди отряда бронекатеров, в четырех километрах от города встретил старый рыбак. Занимаясь для вида своим рыбацким делом, он уже не первую ночь ожидал советские речные корабли, проявив при этом куда больше предвидения, чем немецкое командование, исключавшее, судя по всему, появление днепровцев у себя в тылу. Старик назвал морякам места в городе, где берег не охранялся. Он сказал также, что на местах, находившихся неподалеку от удобных для высадки мест, немцы спали, и поэтому следовало поторопиться. Рыбак внушал морякам доверие. Разведка подтвердила эти сведения. Неохраняемым участком берега в черте города была, как ни странно, территория гражданского речного порта. Поэтому бронекатера с первыми силами десанта смогли беспрепятственно подойти прямо к причалам. Немцы, сидевшие в близко расположенных дзотах, не заметили высадку. «Старый рыбак, – вспоминал  Григорьев,- оказал нам большую услугу, и обидно было, что никто не узнал его имени.   Самоотверженный человек заслуживал награды, но он, сделав то, что считал своим долгом, уплыл и больше о себе не напомнил…»

Три бронекатера остались для поддержки десанта, а остальные вернулись за подкреплением.

Фактор внезапности сыграл свою роль. Начались ожесточенные бои. Силы были неравны. Но и в этих условиях практически обреченные десантники продолжали мужественно сражаться с врагом, непрерывно отражая атаки. Требовалась помощь.

Когда остальные бронекатера  прибыли  за вторым эшелоном десанта в Теребень (около 3 часов ночи), то 1321 полка – основной ударной силы десанта – здесь уже не оказалось. Он был передислоцирован. Намеченная планом операция по высадке подкрепления не состоялась.

Этот полк, в числе остальных частей 415 дивизии, после оставления гитлеровцами деревни Теребень,  был брошен на преследование отходивших по южному берегу Припяти немецких частей, стремясь ворваться в Пинск раньше, чем туда будет высажен десант. О таком решении командование флотилии и 1-й бригады речных кораблей поставлено в известность не было, и поэтому  первый десант и корабли этой бригады, поддерживавшие его действия на берегу, оказались в критическом положении.

В тылах 415 стрелковой дивизии спешно было собрано подкрепление десанту. К нему добавились краснофлотцы из обеспечивающих подразделений 1-ой БРК.  Группа кораблей Днепровской военной флотилии, приняв на борт 450 бойцов, боеприпасы и несколько орудий, пошла на дневной прорыв в Пинск, который обошелся ей дорогой ценой. Лишь бронекатер № 43 высадил подкрепление на причал речного порта и  остался невредим.

В полдень 12 июля  первыми были готовы к отплытию от пристани Теребень бронекатер № 2 лейтенанта Бураменского и № 93 лейтенанта Калиуша. За ними отправились БК-92 и БК-43. Последними от Теребня  уходили катера ПВО и сторожевые.

Командиры кораблей и пехотных подразделений, следовавших на подкрепление, зная, что в городе есть плацдарм первого десанта, сильного противодействия гитлеровцев на участке высадки не ожидали.

Но немцы с трех сторон обложили парк, где оборонялись полк  майора Молчанова и отряд моряков. Фашисты заняли позиции, с которых хорошо просматривалась пойма Припяти и Пины.

БК-2 и БК-93 первыми выходили к причалу. На третьем километре от Пинска, враг встретил их интенсивным огнем артиллерии и минометов. Казалось, вода в реке кипит от разрывов мин и снарядов. По броне градом щелкали осколки, хлестали пули.

Идущий впереди бронекатер № 2 был остановлен вражеским снарядом: тот попал в моторное отделение судна. Обездвиженный корабль снесло на мель. Очередными снарядами разнесло рубку, был ранен командир бронекатера лейтенант Н. Бураменский. Начался пожар. Тем не менее, до последней возможности вел огонь по противнику расчет орудия старшины второй статьи Б. Воробьева.

По воспоминаниям военных моряков, бедственное положение «двойки» заметил командир полуглиссера № 77 старшина первой статьи Г. Алавердян. С его корабля эвакуировали раненых. Старшина группы мотористов БК № 2 А. Титов снял с флагштока изрешеченный осколками, опаленный огнем военно-морской флаг. Без содрогания сердца нельзя смотреть фотографии, на которых  –  искромсанный металл, коим стал БК № 2. И этот корабль вел бой и не спустил перед врагом свой флаг.

На мраморных    плитах Братской могилы – фамилии павших краснофлотцев: старший лейтенант В. Загинайло, инструктор политотдела И. Прокопьев, боцман П. Куренков, рулевой А. Хайруллин, радист П. Петров, командир отделения пулеметчиков М. Колесов.

Пока гитлеровцы расстреливали «двойку», БК- 93 удалось прорваться к берегу. Десантники, быстро выгрузив пушки с палубы, устремились к плацдарму, занятому нашими воинами. «Девяносто третьему» удалось вырваться из-под обстрела врага с небольшими повреждениями.

Монумент морякам Днепровской флотилии в Пинске. Бронекатер №92.

Бронекатер № 92 после боя за г. Пинск 12.VII 1944 г.

Во второй группе бронекатеров под командованием старшего лейтенанта Плехова головным шел БК-92. В его боевой рубке, кроме командира Чернозубова и боцмана Положенко, находились два офицера старший лейтенант Одуев и капитан-лейтенант Булаткин.

Катер попал под сосредоточенный огонь противника. Отвечая врагу, командир орудия Набиюлла Насыров и его напарник Алексей Куликов меткими выстрелами подавили несколько огневых точек врага, подожгли «фердинанд».

Группа моряков бронекатера № 92. В центре – юнга Олег Ольховский вместе со своим отцом , героически погибший в бою за белорусский город Пинск. 1944 год.

В пулеметной башне над рубкой – юнга Олег Ольховский. На кормовой части машинного отделения разорвалась мина. Убито несколько десантников. Многие солдаты выпрыгнули за борт и вброд добрались до берега. «Девяносто второй» продолжал идти вперед. Второй вражеский снаряд угодил под пулеметную башню  Олега Ольховсккого и разорвался в ходовой рубке. Убит юнга, старший лейтенант Одуев, капитан-лейтенант Булаткин. Двигатель работал, и БК-92, никем не управляемый, шел к пирсу и вскоре уткнулся в него носом. Находившиеся  в носовом кубрике бойцы мгновенно высыпали на палубу и, перегоняя друг друга, кинулись на берег.

Орудие Насырова прикрывало десантников, подавляя пулеметы фашистов. Но из-за здания выползали два немецких танка. Насыров и его помощник Куликов, а также Михайлов, Триваль вступили в неравный поединок. Один танк был подбит, а другой успел послать роковой снаряд в башню Насырова. Он разорвался в подбашенном отделении. Бронекатер вздрогнул: сдетонировали артиллерийский боезапас и взрывчатка, хранившаяся в артотсеке. Мощным взрывом взорвало броневую крышку башни, и погиб весь артрасчет: Набиюлла Насыров, Алексей Куликов, Дмитрий Михайлов, Иван Триваль.

Механик отряда техник старший лейтенант П. Е. Ольховский, отец Олега, открыв люк, выбрался из машинного отделения на палубу, чтобы узнать обстановку. Машина работала, команд из рубки никаких. Но не успел Петр Ефимович сделать и двух шагов к ходовой рубке, как перед ним, прямо на палубе, разорвалась вражеская мина.

Ко второй половине дня 12 июля все бронекатера дивизиона Пескова, кроме погибших БК-92 и БК-2, заняли огневые позиции вдоль правого берега Припяти, несколько восточнее Пинска, и огнем артиллерии помогали закрепившемуся на окраине города десанту.

Бои за Пинск приняли ожесточенный, затяжной характер. Десантников поддерживал и дивизион плавучих батарей капитана 3-го ранга К.В. Максименко.

Утром 13 июля речные катера-тральщики № 205 и № 206 доставили боезапас 1323-му стрелковому полку. При этом катер № 206 был обстрелян противником из миномета, на катере был ранен офицер. Катер № 205 при подходе к месту выгрузки боезапаса был обстрелян вражеской артиллерией. В катер попали три снаряда. На нем возник пожар, взорвался боезапас, и катер потонул. Произошло это недалеко от места гибели бронекатера №2.

Партизаны отрядов имени Чапаева и имени Дзержинского на параде в честь освобождения Пинска. Брестская область. Июль 1944 г.

Утром 13 июля начался штурм Пинска. Разгорелись ожесточенные бои на улицах города. А еще через сутки 14 июля к восьми часам утра Пинск находился в руках советских войск.

 

Памятники на берегу

Два якоря на берегу Припяти у деревни Теребень символизируют две передовые бригады речных кораблей. Они словно стали на вечную якорную стоянку, причалив из прошлого к берегам нашей памяти. В центре на пятиметровой матче развевается военно-морской флаг. Знак обрамлен якорными цепями.

Этот памятник создавался многими людьми. Авторы проекта  – Атанов П.С. и Андробайло А.С.. Изготовлен на пинском заводе средств малой механизации Голяковичем В.К. и Андробайло А.С.. В подготовке площадки и установке участвовали Атанов П.С., Андробайло А.С., Шоломицкий В., Шепелевич П.А., ветераны ВМФ: Шевченко В.В., Атанов П.С., Якимович В.П., кооператив «Металл» (директор Черноокий В.Н.), помогали местные ребята.

Последний бой у пинских берегов принял бронекатер № 2. Неподалеку затонул и речной катер-тральщик № 205. Через 67 мирных  лет на третьем километре от Пинска вниз по Припяти у самого берега был установлен металлический крест – знак христианской веры и победы праведной жизни над смертью, с якорем у основания. Так была увековечена память  об одном из драматических моментов сражения за город – гибели кораблей БК № 2 и речного катера-тральщика № 205. Этот памятный знак всегда будет напоминать потомкам, как в жаркий июльский полдень вели бой с захватчиками наши освободители – моряки-днепровцы.  Там, где шел жестокий бой, давно уже мир и покой.

Появление такого памятного знака удивило рыбаков – завсегдатаев здешних мест.

Памятный знак на третьем километре

Создавался этот памятный знак на ОАО «Пинский завод средств малой механизации», при поддержке генерального директора Головача Г.В.. Помощь оказывал кооператив «Металл» (директор Черноокий В.Н.), речной порт «Пинск» (директор Дьякончук В.Н.). Устанавливали ветераны ВМФ: Озеров А.А., Белоусов  В.М., Рудковский А., Атанов П.С., Шевченко В.В., Крыгин А.В.. Материальную помощь на изготовление чугунной таблички оказывали районный и городской исполкомы.

На торжественном открытии присутствовали представители городского и районного исполкомов, клуба «Полесские гардемарины» под руководством  Дашкевича О. А, учащиеся Высоковской и Лемешевичской школ, местной власти, гости из Украины: члены киевской общественной организации «Товарищество разведки ВМФ», средства массовой организации и многие другие.

Памятные знаки освящены священником из д. Лемешевичи. В память о погибших на воду были спущены венки.

 

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *